ПошукGoogle


WWW На сайце




logo



ГАЛОЎНАЯ | НАВУЧАЛЬНЫЯ ПРАГРАМЫ | ЛЕКЦЫІ СТУДЭНЦКІЯ ПРАЕКТЫ | КНІГІ | АНАЛІТЫКА | КАНТАКТ

 

ЛЕКЦЫІ | НАЙНОЎШАЯ ГІСТОРЫЯ

Ігар КУЗЬНЯЦОЎ. РЭПРЭСІІ СУПРАЦЬ БЕЛАРУСКАЙ IНТЭЛIГЕНЦЫI І

СЯЛЯНСТВА Ў 1930—1940 ГАДЫ

 

Лекцыя 1

Лекцыя 2

Лекцыя 2. Рэпрэсii ў Заходняй Беларусi ў 1939—1941 гг.

План

1. Барацьба з новымі “варожымі элементамі”

2. Напрацаваны досведу

 

1. Барацьба з новымі “варожымі элементамі”

Рэпрэсiўная палiтыка ўлад з Усходу адразу i цалкам перамясцiлася на тэрыторыю Заходняй Беларусі. У лiку першых ахвяр — асаднiкi, адстаўныя афiцэры i унтэр-афiцэры польскай apмii, якія вызначылiся ў савецка-польскай вайне 1918—1920 гг. i былi надзелены зямлёй на заходнебеларускiх i заходнеўкраiнскiх тэрыторыях з мэтай стварэння там трывалага сацыяльна-палiтычнага апірышча польскай дзяржавы, а таксама працаўнiкi лясной аховы.

5 снежня 1939 г., у гадавiну сталiнскай канстытуцыi, СНК СССР прыняў пастанову аб высяленнi вышэй памянёнай катэгорыi грамадзян у Ci6ip, Казахстан ды іншыя аддаленыя раёны. На канец 1939 г. НКУС БССР узяў на ўлiк 8.000 гаспадарак асаднiкаў i працаўнікоў лясной аховы (агульная колькасць — 45.409 чалавек).

Партыйныя, савецкiя, гаспадарчыя i праваахоўныя органы старанна рыхтавалiся да "баявых" аперацый дэпартацыi асаднiкаў. У снежнi 1939 году, за два месяцы да першага вялiкага "перасялення народаў" з заходняй часткi Белаpyci, ЦК КП(б)Б падае прапанову аб парадку выкарыстання нерухомай маёмасцi, жывёлы ды iнвентару:

"Москва, Центральный Комитет ВКП(б)—

товарищу Сталину И.В.

Предложение о порядке использования недвижимого имущества выселяемых осадников, их скота и инвентаря.

В настоящее время органами НКВД взяты на учет около 5,5 тысячи хозяйств осадников. Эти хозяйства имеют, каждое, как минимум, 35—40 гектаров земли, 3—4 и более лошади, и в очень редких случаях — 2 лошади; 5—6, иногда 10 и более, коров, и в очень редких случаях только 2—3 коровы.

В хозяйствах осадников имеются запасы хлеба, точно подсчитать которые трудно. Однако следует заметить, что во многих хозяйствах осадников имеется хлеб не только этого года, но и стоит в скирдах необмолоченный за 2—3 прошедших года.

В каждом хозяйстве осадника имеются плуги, бороны, веялки, у большинства — сеялки, у многих — молотилки с ма­шинным приводом и другие машины. Почти в каждом хозяйстве имеется, как минимум, один велосипед, многие хозяйства имеют по 2—3 велосипеда и даже мотоциклы.

Хозяйства осадников все расположены на хуторах, имеют много солидных хозяйственных построек: амбары, сараи, конюшни, навесы и большие избы — пятистенки. Некоторое исключение представляют хозяйства осадников, осевших в последние годы, не успевших обустроиться.

Наши предложения о порядке использования недвижимого имущества выселяемых осадников, их скота и инвентаря следующие:

1. Земли осадников (около 200 тысяч гектаров) через Крестьянские комитеты разделить между крестьянами. В районах, прилегающих к нашей бывшей границе с Польшей, помещичьи земли поляками были розданы осадникам. Поэтому раздел помещичьих и монастырских земель не удовлетворил во многих местах крестьян. Крестьяне настроены против осадников и требуют раздела их земли, в ряде случаев сами никого не спрашивая.

2. Молочно-продуктивный скот осадников (30—40 тысяч голов ориентировочно) раздать бескоровным батракам и беднякам крестьянам.

3. Лошади осадников (15—20 тысяч голов) сильные и упитанные. Много годных для кавалерии и, особенно, для артиллерии. Использовать лошадей осадников необходимо следующим образом: лучших лошадей отобрать для кавалерийских и артиллерийских частей РККА. Наберется 6—7 тысяч. 1000 лошадей для конной милиции Белоруссии; 1.000 лошадей для райисполкомов; 1.000 для погранвойск, остальные (свыше 10 тысяч) раздать безлошадным батракам и крестьянам-беднякам.

4. Все постройки осадников необходимо перевезти в деревни и восстановить их там, использовав для общественных нужд деревни (школа, сельсовет, изба-читальня, общественный амбар, кооперативная лавка, фельдшерский пункт). Такое использование построек будет соответствовать настроениям крестьянства. Перевозка строений осадников с хуторов в деревни, кроме того, будет означать ликвидацию 5 тысяч хуторов и целиком совпадет с желанием крестьян-бедняков и середняков согнать не только осадников, но и уничтожить осадничьи гнезда.

5. Мелкий сельскохозяйственный инвентарь: плуги, бороны и т.д. — раздать крестьянам.

6. Машинный инвентарь: веялки, сеялки, конные и механические молотилки — сосредоточить из всех хозяйств по волостям в одном месте и организовать машинопрокатные пункты. Выбор места пункта произвести учитывая, что машино­прокатный пункт явится базой для будущей МТС.

7. Весь хлеб, имеющийся у осадников, объявить общественным добром, перевезти в волостные, сельские общественные амбары, составив, таким образом, семенные фонды для весны. Озимые также предназначить для этих целей. Наиболее вероятно, что после того, как райисполкомы учтут все ресурсы более или менее точно, озимое зерно придется использовать как обменный фонд при недостатке семенного материала.

После учета зерна в общественных амбарах, в зависимости от его количества и обстоятельств, может быть поставлен воп­рос об израсходовании части зерна и на другие нужды.

8. Домашние вещи, оставшиеся после выселения осадников, описать и использовать по решению Крестьянских комитетов. Велосипеды и мотоциклы поступают в распоряжение местных органов власти, главным образом для служебного пользования.

Секретарь ЦККП(б)Белоруссии. (ПОНОМАРЕНКО).

7 студзеня 1940 г. на чале са старшынём П.К.Панамарэнкам у ЦК КП(б)Б была праведзена спецыяльная нарада аб высяленнi асаднікаў. 3 дакладам пра арганiзацыю "мерапрыемства" выступiў наркам НКУС Л.Ф.Цанава. Вельмi падрабязна разглядалася тут ажыццяўленне аперацыi. Вось некалькi фрагментаў са стэнаграмы нарады:

"Как практически они проведут эту операцию. К рассвету эта группа товарищей направляется в семью осадника, принимает все меры для того, чтобы не было бегства и сопротивления и других каких-нибудь эксцессов. После этого объявляет семье осадника, что на основании всяких вещей он надлежит выселению и что он имеет право с собой взять то, что ему необходимо для месячного прожиточного минимума, постельные принадлежности для всех членов семьи, одежду и т.д., и приступает немедленно к практическому проведению, складыванию вещей и его выселению. После этого направляется в другое хозяйство и в третье, если этой группе товарищей поручено провести 3 операции.

Есть другой вариант. Многие товарищи подсказали, что этим самым мы можем кое-где операцию провалить, или, вернее, проводя операцию в одной семье, может узнать другая семья и те могут убежать. Значит, есть второй вариант такого порядка. Примерно эта группа товарищей — тройка направляется в семью осадника, берет мужчин оттуда, которые могут оказать сопротивление или кричать, и с ними вместе направляется в другую семью осадника, затем в третью. Потом воз­вращается и объявляет о выселении, дает им срок час—два, сколько хватит для приведения в порядок того, что они хотят взять с собой, окружает кругом и ведет в назначенное место".

"Вопрос: У меня имеются 2—3 селения, где сплошные осадники, деревни целые. Цанава: Выселим всех".

І насамрэч наркам НКУС слоў на вецер не сыпаў. 19 студзеня 1940 г. Бюро ЦК КП(б)Б зацвердзiла план мерапрыемстваў па высяленні.

Першая масавая аперацыя высялення асаднiкаў i працаўнікоў лясной аховы пачалася на досвiтку 10 лютага 1940 году, i да канца дня збольшага была завершана;

Новая (другая ў спiсе) аперацыя высялення была зарганізавана 13 красавiка 1940 г. У вынiку яе за межы рэспублікi выслана 8.055 сямей (26.777 чалавек). Перадусім гэта былi сем’і ваеннапалонных, катаваных у лагерах і турмах, а таксама — грамадзян, збеглых за мяжу, i да т. падобн. Не засталiся збоку ўчыненай трагедыі й партыйныя органы. 8 красавiка 1940 г. сакратарам абкамаў КП(б)Б у Баранавiчы, Беласток, Брэст, Вiлейку была накiравана тэлеграма Бюро ЦК КП(б)Б наступнага зместу:

"13 апреля с.г. органы НКВД будут проводить выселение семей репрессированных помещиков, офицеров, полицейских и др.

ЦК КП(б)Б обязывает вас обсудить на закрытом заседании обкома партии доклад начальника областного НКВД и определить все необходимые мероприятия по оказанию помощи органам НКВД в проведении операции."

29 чэрвеня 1940 г. органамi НКУС была праведзена трэцяя па ліку дэпартацыя людзей у аддаленыя раёны СССР. Яна датычылася вялiкай колькасцi бежанцаў, што шукалi прытулку ад гiтлераўскага тэрору ў Польшчы. Усяго ў гэты дзень з пяцi заходнiх вобласцяў Беларусі было пераселена 7.224 сям’і (22.879 чалавек).

Чацвёртую масавую дэпартацыю з эаходнiх вобласцяў органы НКУС учынілі 19—20 чэрвеня 1941 г., за два днi да пачатку вайны. Вось як пicaў пра гэта наркам НКУС Л.Ф. Цанава ў ЦК КП(б)Б 21 чэрвеня 1941 г.:

"Совершенно секретно

Секретарю ЦККП(б)Белоруссии товарищу Пономаренко

СПЕЦСООБЩЕНИЕ

Доношу итоговые данные проведенной операции по аресту участников различных контрреволюционных организаций и формирований и выселению членов их семей и другого контингента, подлежащих выселению:

1. Операция, по заранее утвержденным планам, была начата в ночь с 19-го на 20-е июня одновременно по всем западным областям Белорусской ССР и в основном закончена в тот же день — 20 июня до 15 часов дня.

2. В результате проведенной операции всего репрессировано — 24.412 душ;

В том числе:

1. Арестовано и заключено в тюрьмы руководителей и членов различных польских, белорусских, украинских, русских и еврейских контрреволюционных организаций и формирований, чиновников быв. польского государства, белогвардейских офицеров, бежавших из Советского Союза, и другой к-р элемент — 2.059 чел.

2. Выселено — 22.353 души;

В том числе:

а) членов семей вышеуказанного нами арестованного контингента — 6.655 душ;

б) членов семей приговоренных к ВМН — 1.293 души;

в) членов семей перешедших на нелегальное положение — 3.752 души;

г) членов семей бежавших за границу — 7.105 душ;

д) членов семей арестованных руководителей и активных членов к-р повстанческих организаций, находящихся под следствием, — 2.093 души;

е) членов семей репрессированных помещиков — 47 душ;

ж) членов семей репрессированных жандармов и полицейских — 231 душа;

з) купцов, фабрикантов, торговцев и членов их семей — 708 душ;

и) членов семей репрессированных крупных чиновников и офицеров быв. польской армии — 469 душ".

2. Напрацаваны досвед

У перадваенныя гады рэпрэсii ў Заходняй Беларусi чыніліся не толькі абагульнена, але й скіроўваліся на асобных людзей. "Ворагаў народу" шукалi ў розных месцах. Iмi аказвалiся прадстаўнiкi розных катэгорый насельнiцтва. Зноў на паверхню выйшлi "контррэвалюцыйныя дыверсiйна-паўстанцкiя арганізацыi".

Паводле дадзеных НКУС БССР, з кастрычнiка 1939 да лiпеня 1940 г. у заходнiх вобласцях рэспублiкi было выяўлена i злiквiдавана 109 розных падпольных паўстанцкiх арганiзацый, якiя аб'ядноўвалi 3.231 удзельнiка. Сярод ix 2.904 палякі, 184 беларусы, 8 яўрэяў, 37 лiтоўцаў i 98 чалавек iншых нацыянальнасцяў. Акрамя таго, было арыштавана 5.584 члены партый i арганiзацый ППС (Польскай партыi сацыялiстычнай), Бунду, "Строннiцтва народова", ОЗОН, Саюзу стральцоў, Нацыянальна-працоўнага саюзу, ПАВ i iншых.

Пасля прыходу Саветаў на заходнiя землi Беларусi рэпрэсii закранулi й шэраг беларускiх грамадскiх дзеячаў незалежніцкіх пазiцый. Так, 30 верасня 1939 г. быў арыштаваны Антон Луцкевiч. Такi ж лёс напаткаў i заходнебеларускага паэта Макара Краўцова (псеўданiм Макара Касцевiча) — аўтара вядомага "Ваярскага гiмну" ("Мы выйдзем шчыльнымi радамi"). Абодва яны загiнулi. І абставiны ix смерцi да гэтай пары не высветлены.

З афiцыйных крыніц, А.Луцкевiч, засуджаны 14 чэрвеня 1941 г. Асобай нарадай пры НКУС СССР на шэсць гадоў папраўча-працоўных лагераў, памёр у 1946 г. у Сямiпалацiнскай вобласцi. Аднак найбольш верагоднай лiчыцца версiя, што ён загiнуў недзе мiж 22 i 30 чэрвеня 1941 году ў дарозе з Менску да Бабруйску часам эвакуацыi зняволеных, бо дакладна вядома, што на пачатку вайны яго трымалі ў менскай турме. Мажліва, падкажуць хоць што пра яго лёс наступныя радкi з пратаколу пасяджэння Бюро ЦК КП(б)Б ад 22 чэрвеня 1941 г.:

"Слушали: О заключенных, содержащихся в тюрьмах западных областей, приговоренных к ВМН.

Постановили: Поручить тт. Цанаве и Матвееву передать директиву об исполнении приговоров в отношении осужденных к ВМН, содержащихся в тюрьмах западных областей БССР".

На пачатку вайны такi дакумент развязваў рукi пераследнікаў адносна ўcix катэгорый нявольнікаў.

У турме апынуўся й былы рэдактар "Нашай нiвы" Аляксандр Уласаў. Пасля падзей 17 верасня ён з'явiўся у мясцовай газеце Маладзечна з прапановай сваіх паслуг. У аўтабiяграфіі праўдзіва распавёў пра ўдзел у беларускiм нацыянальным руху, і такім чынам наклікаў на сябе бяду. Гэтага чалавека неадкладна накiравалi ў органы НКУС, дзе й арыштавалі. Памёр А.Уласаў у Марыйскай АССР па дарозе ў лагер.

У красавіку 1940 г. з Вiлейкi ў Казахстан была выслана беларуская паэтка Наталля Арсеньнева.

У першыя ж днi ўсталявання савецкай улады на заходнiх тэрыторыях зноў паўстала пытанне "раскулачвання" найбольш заможных сялян. 3 гэтай нагоды ЦК КП(б)Б была падрыхтавана спецыяльная iнфармацыя "Аб кулаку". Падаём некаторыя выняткі з гэтага дакументу:

"Большой интерес представляют данные, собранные Белостокским обкомом КП(б)Б. В настоящее время, согласно этим данным, в Белостокской области имеет свыше 20 гектар[ов] земли 10.971 хозяйство. Причем произведено негласное выборочное обследование экономической мощности этих хозяйств.

Согласно статистике и этим выборочным данным, хозяйства, имеющие свыше 20 гектаров земли, как правило, применяют наемную силу, имеют 3—4 лошади, от 3 и до 15 коров, мелкий скот, крупный сельскохозяйственный инвентарь и т.д., т.е. являются кулацкими хозяйствами.

Однако следует иметь в виду, что некоторое число кулацких хозяйств встречается и среди имеющих ниже 20 гектаров — 13, 15, 17 гектаров, они имеют много скота и постоянное применение наемной рабочей силы. И наоборот, некоторое число хозяйств имеется с землей выше 20 гектаров, не применяющих наемную рабочую силу, многосемейные, которые могут быть отнесены к зажиточным середнякам.

Для Полесской области количество земли не может служить показателем экономической мощности хозяйства, так как большинство земель являются непахотными, неудобными.

На основании изучения статистики, выборочного обследования и данных наших органов в Западной Белоруссии, число кулацких хозяйств исчисляется в пределах от 35 до 40 тыс., включая и середняков, без осадников 30—35 тыс.

Как уже указано, кулацкие хозяйства достаточно мощные, в особенности в Белостокской и Вилейской областях. Земли они имеют от 20 и до 60 гектаров, а иногда и выше, скота — от 3 до 15, а иногда и выше. По количеству применяемой наемной рабочей силы — батраков, иногда во многих случаях эти хозяйства переросли в мелкопомещичьи хозяйства, применяя 15—20 постоянных батраков. Эти хозяйства обладают запасами хлеба, во многих случаях в необмолоченном виде за один-два года, и в более редких случаях за три года.

Ведут себя активно — контрреволюционно. Прекрасно знают о лозунге — ликвидация кулачества на базе сплошной коллективизации по опыту Советского Союза — и дают себе ясный отчет, что это представляет для них. Поэтому сейчас уже, после периода некоторой растерянности, начинают выступать активно против колхозов и против всех мероприятий партийных, советских органов, крестьянских комитетов и т.д.

Отмечается это многочисленными выступлениями, начавшимися появляться террористическими актами против сельского актива, появлением противоколхозных листовок и т.д. Наряду с этим усиленно сбрасывается скот, продают и режут. Нарезали столько для себя, что в результате недостатка соли мясо гниет, и на рынке, несмотря на общую нивелировку цен, мясо держится по большинству мест не более 2 рубл. за килограмм.

Обладая большими запасами хлеба и сена, продавать хлеб, сено или скот нашим заготовительным организациям отказываются категорически и даже издеваются. Имея сотни пудов хлеба и сена, на предложение продать отвечают: "Хорошо, если уже вам так нужно, полпуда хлеба я вам продам и пудов пять сена". Причем заламывают такие цены, которые превосходят далеко даже рыночные…

Что же касается осадников, хозяйства которых являются сплошь кулацкими, и лесной стражи, хозяйства которых тоже в абсолютном большинстве являются кулацкими, крестьяне готовы их уничтожить в любой момент, что в некоторых местах уже и проделано, так как крестьянство от них натерпелось и справедливо видит в них агентов бывшего польского государства. Требование о ликвидации осадницких и лесной стражи хозяйств является поголовным".

Як вынікае з дакументу, асноўная "ўвага" на тэрыторыi Заходняй Беларусi ў перадваенныя гады надавалася рэпрэсiям адмiнiстрацыйнага кшталту. Гэта пацвярджаюць вышэй пададзеныя лiчбы i факты. Але судовыя i несудовыя органы ўcix рангаў не стамлялiся вышукваць i іншых "ворагаў народу". Як сведчаць дакументы, выяўленне ix вялося паступова i планава. Так, паводле крыніц, на 15 кастрычнiка 1939 г. было арыштавана 3.535 чалавек. Сярод ix:

"1) Крупных представителей из помещиков, князей, дворян и капиталистов, подозреваемых в шпионаже, — 389 чел.

2) Реакционных представителей правительственной администрации:

а) воевод, старост, их заместителей, бургомистров и их помощников — 354 чел.;

б) руководителей местных органов полиции, жандармерии, пограничной охраны и 2-го отдела Польского Генштаба — 648 чел.

3) руководителей и активных членов контрреволюционных партий — 348 чел.

4) бандитов — 108 чел.

5) кулаков, бежавших из СССР в Польшу и связанных с польской разведкой, — 74 чел.

6) агентов польской разведки и провокаторов — 409 чел.

7) участников белогвардейской монархической организации — 28 чел.

8) агентов полиции — 398 чел.

9) осадников, связанных с польской разведкой, — 117 чел.

10) агентов германской разведки — 3 чел.

11) обвиняемых в шпионаже — 392 чел.

12) прочий контрреволюционный элемент — 267 чел.

Справка: по Новогрудскому воеводству сведения о количестве арестованных включены на 12.10, по Пинскому — на 14.10".

Да 22 кастрычнiка 1939 году агульная колькасць арыштаваных пабольшала ўжо да 4.315 чалавек. Зазвычай справы на арыштаваных за контррэвалюцыйныя злачынствы разглядалiся несудовымi органамi, і толькi невялiкая ix частка падлягала пад разгляд праз суды, як тое было ўстаноўлена. Так, напрыклад, у I паўгоддзi 1940 г. Вярхоўны суд БССР разгледзеў 67 спраў, паступiлых з пяцi заходнiх вобласцяў Беларусi, у II паўгоддзi — 58. Рэпрэсii супраць насельнiцтва заходняй часткi Беларусi доўжылiся да самага пачатку вайны.

У Беларусі ў 1937—1938 гг. судовымi i несудовымi органамі было рэпрэсавана (без улiку ссыльных i высланых) каля 900 тысяч чалавек, а наагул у CCCР — 21 мiльён чалавек. Гэта супадае з ацэнкай, дадзенай М.С.Хрушчовым у дакладзе "Аб кульце асобы i яго вынiках": "...колькасць арыштаваных за контррэвалюцыйныя злачынствы павялiчылася ў 1937 годзе параўнальна з 1936 годам больш чым у 10 разоў".

Хваля масавых рэпрэсiй, распачатая ў 1937 г., пайшла на спад з другой паловы 1938 г. Паступленне спраў аб контррэвалюцыйных злачынствах зменшылася. Прынамсі, у БССР яно знiзiлася на 30—40 працэнтаў менавiта пасля таго, як НКУС СССР даў указание аб спыненнi масавых акцый супраць "ворагаў народу".

На падставе матэрыялаў судоў, пракуратуры, мiнiстэрства юстыцыi можна зрабщь толькi агульную ацэнку маштабу рэпрэсій у трыццатыя гады. Таму што афiцыйныя дадзеныя найчасцей не раскрываюць, колькі рэальна было засуджана людзей за гэты перыяд часу. Напрыклад, 13 мая 1937 г. Старшьня Вярхоўнага Суду СССР A.Biнакураў на пленуме Вярхоўнага Суду заявiў, што ў 1936 г. па лiнii Наркамюсту прайшло 5.190.000 крымiнальных i грамадзянскiх спраў (параўнальна з 1935 г. прырост склаў 8 працэнтаў). Было разгледжана 1.430.000 крымiнальных спраў.

Злачынствы квалiфiкавалiся наступным чынам: службовыя — 27,8 працэнта, парушэннi працоўнай дысцыпліны — 16,3, закону ад 7.08.32 — 15,6, iншыя контррэвалюцыйныя злачынствы — 40,3 працэнта. Значыць, па артыкуле 58 у СССР у 1936 годзе была разгледжана 584 261 справа адносна прыкладна 850 тысяч чалавек.

Несудовыя органы ў 1937 г. (судзілi да 70 працэнтаў прыцягнутых да крымiнальнай адказнасцi за контррэвалюцыйныя злачынствы) рэпрэсавалi каля 1,5 мiльёна чалавек. У Беларусi, згодна з афiцыйнай статыстыкай, толькi ў 1935—1940 гг. за контррэвалюцыйныя злачынствы было прыцягнута да адказнасцi больш за 500 тысяч чалавек, з якiх больш за 25 тысяч былi расстраляны.

На сёння, з адсутнасцi аналiзу, абагульненых дадзеных рэальных, аб'ектыўных крынiц iнфармацыi, застаецца не высветлена, якiя страты зазнала Беларусь у 30—40-я гг.

З аналiзу афiцыйных i неафiцыйных крынiц iнфармацыi, успамiнаў вязняў ГУЛАГу i паказанняў былых супрацоўнiкаў НКУС вынікае, што ў 1937—1938 гг. у лагерах i калонiях доля палітычных складала ў сярэднiм ад 60 да 80 працэнтаў. Прычым, часта да палiтвязняў ужывалi крымiнальныя артыкулы, i гэтага, вядома ж, не адлюстроўвала статыстыка. У сярэднiм за перыяд 1934—1953 гг. вязні, засуджаныя паводле арт. 58, складалi 2/3 ад ycix зняволеных.

Зыходзячы з папярэдняга аналізу матэрыялаў Вярхоўнага Суду i Пракуратуры СССР, можна меркаваць, што за перыяд з 1917 да 1953 году ў СССР з палiтычных матываў было рэпрэсавана больш за 20 мiльёнаў, а на тэрыторыi БССР — не менш за 1 млн. 400 тысяч чалавек. Аднак дакладныя звесткі пра маштаб рэпрэсiй (з прычыны адсутнасці ўсіх патрэбных дакументаў) наўрад цi калі ўдасца здабыць.

Крыніцы

1. Адамушка У.I. Палiтычныя рэпрэсii 20—50-ых гадоў на Беларусi. Мн., 1994.

2. Без грифа "секретно". Мн., 1996.

3. Врублевский А.П., Протько Т.С. Из истории репрессий против белорусского крестьянства. 1929—1934. Мн., 1992.

4. ГАРФ.Ф.1417.Оп.1.Д.132.

5. История Беларуси в документах и материалах. Мн., 2000.

6. Кандыбовiч С. Разгром нацыянальнага руху ў Беларусi. М., 2000.

7. Канвеер смерцi. Мн.,1997.

8. Касцюк М. Сталiншчына i Беларусь // Беларускi гiстарычны часопiс. 1995. № 1—2.

9. Касцюк М. Бальшавiцкая сiстэма ўлады на Беларусi. Мн., 2000.

10. Кузнецов И.Н. Возвращение памяти. Мн., 1996.

11. Кузнецов И.Н. Тайны истории. Мн.. 1998.

12. Кузнецов И.Н. Страницы минувшего. Мн., 1999.

13. Лукашук А. За кiпучай чэкiсцкай работай. Мн., 1997.

14. НАРБ. Ф.4.Воп.2.С.135—139; Воп.20. С.148, 149; Воп.21. С.1410, 1397

15. Палiтычныя рэпрэсii на Беларусi ў ХХ стагоддзi. Мн.. 1998.

16. Процька Т. Вынiшчэнне сялянства. Мн., 1998.

17. Хацкевiч А. Арышты i дэпартацыi ў заходнiх абласцях Беларусi (1939—1941) // Беларускi гicтарычны часопiс. 1994. №1—2.

 

 

Лекцыя 2
 

 


ГАЛОЎНАЯ | НАВУЧАЛЬНЫЯ ПРАГРАМЫ | ЛЕКЦЫІ СТУДЭНЦКІЯ ПРАЕКТЫ | КНІГІ | АНАЛІТЫКА | КАНТАКТ


каталёг TUT.BY каталёг+пошукавая сыстэма Rating All.BY